July 17th, 2006

Немножко о войне

Сирены. Взрывы - часть дальше, часть ближе. Дети спят в салоне - огромное окно, но на юг.. За время сирены мы как раз успеваем спуститься вниз, если не переобуваемся; тот, кто закрывает дверь, обычно слышит взрыв на лестнице.
Мифрац, нижний город, верхний Кармель, лес за Университетом - наш дом где-то этом четырехугольнике.
Collapse )

(no subject)

Снова.
Наш сосед-полицейский уходит на работу - спустился уже в отутюженной форме. В миклате остался запах мужских духов.
Ужасно обидно брать спящую дочку - на лестнице она уже просыпается.
А белье-то сохнет! И Динка выспалась.

Почему мы не уезжаем..

По телевизору почему-то очень любят показывать людей, живущих в обстреливаемом городе, которые говорят "мы должны показать им, что не боимся", или "мы должны показать, что мы сильнее", или еще что-то в том же духе. Так вот, по-моему, мы никому ничего показывать не должны, да и что можно показать, прислушиваясь к обстрелу, я плохо понимаю.

Мне кажется, главная причина для того, чтобы сейчас не уезжать - это то, что иначе надо сказать себе "это уже слишком страшно. тут по-настоящему опасно, и я боюсь за детей". Мне кажется, от этого страха потом очень трудно избавиться, где бы ты не находился - в Хайфе, Рамат-Гане, Иерусалиме или Эйлате.

При этом, я вполне допускаю, что потом мы решим уехать - если дети начнут переживать, или мы слишком от всего этого устанем. Но - пока - мы дома.
Я очень благодарна всем-всем, кто пригласил нас к себе - вчера по телефону, или сегодня - написав. Мне это было очень важно.